06.10.2017

«Неформальная забота» - личное дело каждого или выгодный бизнес?

В России 1,8 млн человек нуждаются в постоянном уходе. Как и кто должен обеспечивать комфортное проживание для пожилых? Дело не только в том, что государство не может предоставить максимальный комфорт и уход для всех категорий, 90% пожилых людей хотят до последнего момента оставаться дома. А значит, они становятся объектом так называемой «неформальной заботы». За рубежом понятие community care давно прижилось и понятно многим, в России стоит не только вопрос корректного перевода термина, но и формирования самого явления, говорили спикеры на секции «Неформальная забота. Community care» в первый день работы V Национальной конференции «Общество для всех возрастов». А на параллельном круглом столе «Семья и система. Как помочь семье с больным» участники дискуссии обсудили вопросы организации комплексной поддержки всех сторон, вовлечённых в заботу о больном пожилом человеке.

Мировой тренд сейчас заключается в постепенном движении от централизованных и институализированных форм социальной поддержки к развитию семейного ухода и поддержки пожилых местными сообществами во взаимодействии с государством. То есть –  распределение нагрузки. Потребность старшего поколения в стороннем участии и потенциальная готовность общества оказывать помощь высока, равно как и желание и возможности бизнеса.

Вадим Носов, руководитель негосударственного центра социального обслуживания «Близкие люди», привёл данные обзора рынка негосударственного надомного социального обслуживания в России. В целом в мире это рынок объёмом 250 млрд $ в год, растущий ежегодно на 9%, но доля России крайне мала: если в США объёмы достигают 60 млрд $ в год, то в России всего лишь 1,8 млрд $. Очевидно, это та сфера, где Россия сильно отстаёт даже от восточноевропейских стран, и есть перспективы развития. Нужно признать, что государственная система соцобслуживания не обеспечивает всех потребностей, поэтому негосударственный сектор должен взять на себя существенную часть обязанностей.

Сейчас в России работают 209 патронажных служб, вместе с агентствами домашнего персонала, имеющими сильное направление сиделок, и религиозными службами всего можно насчитать около 500 компаний данного направления. Как правило, это микробизнес, состоящий из 2-4 специалистов в офисе и постоянно меняющейся базы сиделок, единицам компаний удалось вырасти до более высокого уровня. Средние затраты семей на уход - 15 000 рублей в месяц, в Москве и на Дальнем Востоке - 20 000. В целом по России негосударственное надомное соцобслуживание - это 2000 специалистов, 60000 сиделок и 200000 человек, ежегодно пользующиеся услугами. Общий объём рынка - 9 млрд. рублей в год, и это примерно 1/10 часть от государственного сектора, а примерный рост сохраняется на уровне 20-30% в год. Пока частный патронажный бизнес в целом не готов работать с госзаказом, с бюджетными деньгами, в силу микроразмеров компаний, но ситуация изменится уже через 3-5 лет. Также можно ожидать появления первых сетевых компаний в этом сегменте, как через филиальную, так и через франчайзинговую модель.

Эксперты обсудили, что же такое сommunity care — как явление, термин, структура взаимодействия между государством и обществом. Выступавшие рассказывали, что нужно делать, чтобы помочь семье с больным, как предложить и попросить помощь, не боясь потерять лицо, какие возможности есть сейчас у российских НКО по замещению некоторых функций государства, и кто может научить социальных работников и волонтёров оказывать помощь пожилым и их семьям.

Хидетоши Эндо, директор Центра обучения и инноваций Национального центра гериатрии и геронтологии: «Жители больших городов в Японии живут в намного большем отрыве отcommunity care, нежели в пригородах. В городах непросто как получить помощь, так и оказать её. В жителях пригорода намного больше общинного духа, они больше друг другу помогают. Поэтому наша цель – большие города. Но в целом в стране работает единая программа community care, поэтому помощь оказывается системная и равнозначная».

Одна из успешных, действующих и распространённых во всем мире программ «неформального ухода» - «Мост поколений», которую в своё время разработал Хорст Крумбах, член совета директоров Generations bridge Germany. «Одна из худших вещей в пожилом возрасте - чувство социальной изоляции. Старшие граждане часто живут изолированно, поэтому не только лишены столь необходимых коммуникаций, заботы и сердечных эмоций, но также не имеют возможности поделиться своими знаниями и опытом с молодыми поколениями. Мы попытались решить эту проблему в нашем проекте, который обеспечивает необходимую среду и ресурсы для удобного, плодотворного и взаимовыгодного взаимодействия поколений. Постоянно растущие различия между поколениями сильно сказывается на нашем обществе, и нужно преодолеть этот разрыв», - говорит Хорст Крумбах. Спикер рассказал, почему мы должны связывать поколения, как мы можем это делать, и кто  должен этим заниматься — роль правительства, гражданского общества, некоммерческих организаций, профессиональных учреждений и волонтёрских служб и движений.

«Самое главное, что отличает в Германии систему community care – это отдельное страхование домов престарелых, – отмечает Крумбах. – Поэтому они являются не домами престарелых в общепринятом смысле, а скорее комфортными домами отельного типа. Но есть и другая сторона медали: в Германии очень ограничен выбор ухода за пожилыми: они живут либо в домах престарелых, либо дома. В этом смысле идеальной моделью видится система в Швеции, где целых шестнадцать разных уровней ухода. И это то, к чему нужно стремиться – чтобы у людей старшего возраста было как можно больше альтернатив, где проводить свою старость».

Наталья Перязева, основатель проекта «Сказки у Камина», привела пример зарубежного опыта, а именно рассказала, как в Германии оказывается поддержка старшего поколения на уровне общин, в том числе в рамках домов престарелых. «В России фактически табуирована тема старости и старения, но для того, чтобы общество было устойчивым, необходимо равное отношение ко всем его членам, поэтому в рамках проекта «Сказки у Камина» мы работаем над тем, чтобы будущее было без страха перед старостью. Работа ведётся по нескольким направлениям: дружба детей и пожилых людей и воспитание детей и молодых людей в духе принятия людей старшего возраста со всеми их особенностями», - рассказала спикер.

В рамках секции «Семья и система. Как помочь семье с больным» все выступающие подчёркивали, что качество жизни болеющего пожилого человека  невозможно  рассматривать в отрыве от  качества жизни его  семьи. Это элементы единой системы, семья, ухаживающая за больным, одновременно – субъект и объект заботы. Но встречаются ситуации, когда близкие люди выступают агрессором по отношению к пожилому родственнику, и их не нужно замалчивать.

Ирина Рощина,  старший научный сотрудник НЦПЗ РАМН, доцент кафедры нейро- и патопсихологии факультета специальной и клинической психологии МГППУ, на обобщённом примере рассказала, что делать, если у одного из членов семьи диагностирована деменция позднего возраста. Как выявить ранние симптомы, не перепутать их с проявлениями старения, как принять диагноз, не скатиться в депрессию, и как найти правильный ответ на вопрос – стоит ли лечить данного больного. Необходимость организации постоянного контроля и ухода за больным сужает возможности собственной свободы остальных членов семьи, вынуждает семью к дополнительным значительным материальным затратам. Нужно помнить, что деменция у члена семьи должна рассматриваться как новое сложное травмирующее обстоятельство жизни, к которому придётся адаптироваться всем.

Старший преподаватель Школы патронажного ухода «Внимание и забота» Екатерина Дихтер привела статистику потребности в патронажной помощи и реабилитации. Сегодня поликлиники не готовы обслуживать всех нуждающихся, поэтому растёт роль паллиативных кабинетов и патронажных сестёр. Но кто эти специалисты, каковы их возможности и мотивация к работе? Школа «Внимание и забота» позволяет слушателям получить необходимые навыки, сформировать правильное отношение и мотивацию для работы с непростым контингентом.

Одним из мостиков между медицинской и социальной сферой, а также между формальным и неформальным уходом, могут и должны стать системы долговременного ухода, говоритАлексей Сиднев, генеральный директор «Сениор Групп», председатель правления некоммерческого партнёрства негосударственных поставщиков услуг для пожилых людей «Мир старшего поколения». Системы долговременного ухода заполняют пробелы и предоставляют ключевой ресурс для пожилых людей в том, что касается «здорового старения». На сегодняшний момент в России нет рассчитанной потребности в подобных системах, комплексного подхода и стандартов ухода, системы поддержки семей, а также наблюдается нехватка квалифицированных кадров.

Для выстраивания эффективных систем долговременного ухода нужно разработать финансово-экономическую модель, наладить межведомственное взаимодействие, проводить оценку качества работы по выработанным стандартам и протоколам. При этом полноценная модель должна включать как медицинскую, так и социальную помощь. Над всем этим в России ещё предстоит работать, хотя определённые шаги уже сделаны, как это показывает «Сениор Групп», предоставляя медико-социальные услуги пожилым людям дома и в специальных центрах, распространяя и делясь этим опытом на уровне государственных и благотворительных организаций.  

К сожалению, старение сопровождается нарастанием в группе пожилых людей    соматической  и  психической патологии,  депрессий, деменций  и  следующими негативными   социальными тенденциями, рассказал Любовь Пищикова, геронтопсихиатр, руководитель группы геронтопсихиатрических исследований  ФГБУ «ФМИЦ психиатрии и наркологии имени В.П. Сербского» Минздрава России. Это - дискриминация по возрастному принципу (эйджизм), социально-экономическая стратификация, недостаточная правовая и социальная защищённость, дискриминация в доступе к медицинскому обслуживанию и его низкое   качество, нарастающая «эпидемия деменций», жестокое и пренебрежительное обращение. Под жестоким обращением с пожилыми людьми подразумевается физическое, сексуальное, психологическое, эмоциональное, финансовое насилие, оставление без заботы, пренебрежительное отношение, а также оскорбление достоинства и неуважение. ВОЗ подчёркивает отсутствие  широкомасштабных исследований по проблеме жестокого обращения и насилия и приводит следующие цифры по Европейскому региону: 29 млн (19,4%) пожилых  людей испытывают психологическое насилие, 6 млн  (3,8%) становятся  жертвами финансовых злоупотреблений, 4 млн (2,7%) подвергаются жестокому обращению в форме физического насилия, 8500 погибают ежегодно в результате убийств, причём 2500 (30%) убийств  совершают члены их семей. В России также отмечается рост  насильственных  агрессивных действий в отношении пожилых людей, мошеннических действий, направленных на  завладение их собственностью, жилплощадью, имуществом, действий, направленных на лишение лиц позднего возраста дееспособности и помещение их в психоневрологические  интернаты. 

Для преодоления негативных тенденций, связанных со старением населения планеты, ВОЗ были разработаны программные документы, закрепляющие презумпцию здорового старения,  борьбу с дискриминацией людей старшего возраста, соблюдение их прав, включая право на обладание наивысшим достижимым уровнем здоровья и на его постепенную реализацию, принятие законов и административных мер, защищающих от дискриминации на основе возраста.

V Национальная конференция «Общество для всех возрастов» проходит 5-6 октября в Москве, в пресс-центре МИА «Россия сегодня», при поддержке Фонда Елены и Геннадия Тимченко. Сайт конференции https://www.ageing-forum.org/ru/, за дополнительной информацией обращайтесь в PRP Group — a Weber Shandwick Affiliate Company по адресу ageing-forum@prp.ru или по телефону +7 (918) 005 7282, контактное лицо – Анастасия Щищенко, в Фонде Тимченко по адресу azverev@timchenkofoundation.org или по телефону +7 (916) 366 05 17, контактное лицо — Александр Зверев.

Cписок новостей