«Взломать раковый код»: эксперты обсудили возможности существующей терапии трижды негативного рака молочной железы

Москва, 28 июля 2021 г. – Ведущие врачи, эксперты в области здравоохранения и представители пациентских организаций обсудили проблемы терапии метастатического трижды негативного рака молочной железы, а также новые достижения и возможности в лечении пациентов с этим заболеванием.

До недавнего времени не существовало методов терапии метастатического трижды негативного рака молочной железы (мТНРМЖ), которые могли бы существенно повлиять на прогноз по выживаемости у данной группы пациентов. С появлением онкоиммуннологических препаратов ситуация существенно изменилась, появились схемы терапии, увеличивающие медиану общей выживаемости почти до 2 лет. Однако учитывая, что один из препаратов, входящих в данную комбинацию, не входит в перечень ЖНВЛП, доступ к данной терапии ограничен для широкого круга пациентов, поскольку на него не запланировано финансирование в системе обязательного медицинского страхования. Помимо довольно ограниченного спектра возможной терапии, как пациенты, так и представители медицинского сообщества сталкиваются с юридическими коллизиями, связанными с организацией здравоохранения в нашей стране. По всем этим остро социальным и злободневным вопросам необходимо возобновить диалог, дать комплексную оценку текущему положению дел, что и стало основной целью данного мероприятия. 

«Согласно данным ВОЗ, -  начала свое выступление модератор мероприятия, российская журналистка, теле- и радиоведущая Елена Ханга, - онкология является одной из основных причин смертности в мире. Так, в 2020 г. от этого заболевания в мире умерло почти 10 миллионов человек. И наиболее распространенным видом среди онкологических заболеваний в 2020 г. с точки зрения количества новых случаев был рак молочной железы - 2,3 миллиона случаев».

Продолжая данную тему, Президент Всероссийской общественной организации помощи пациентам “Ассоциация онкологических пациентов «Здравствуй!»”, член Совета при Президенте РФ по правам человека и развитию гражданского общества Ирина Валерьевна Боровова, отметила, что «на горячую линию Ассоциации поступало очень много звонков, в том числе от молодых женщин с данным заболеванием, по поводу доступных линий терапии. Поскольку нынешний пациент очень продвинут – девушки обращаются к зарубежному опыту, читают и переводят специализированную литературу и хорошо осведомлены о доступных терапевтических опциях – их в первую очередь волнуют вопросы: “где мы можем лечиться?”, “как сохранить качество жизни?” и “как войти в стойкую ремиссию?” Однако мы не можем сказать, насколько это реализуемо в нашей стране, поскольку на данный момент есть только 1 опция терапии, которая позволяет сдерживать развитие мТНРМЖ, и еще одна сейчас находится в разработке. Возможности появляются, и мы будем стараться, чтобы они вошли в систему государственного финансирования».

Мысль Ирины Валерьевны Борововой о необходимости предоставления психологической помощи пациенткам с мТНРМЖ, а также их информировании о существующих опциях доступной терапии очень точно дополнила онколог, руководитель онкологического диспансера Московского Международного Онкологического центра Ольга Владимировна Хрупало: «Начиная с 2008 года мы можем проследить прогресс в области лечения рака молочной железы: в 2008 году мы наблюдали настоящий прорыв в лечении HER2 - позитивного РМЖ – была создана анти-HER2 таргетная терапия: ингибиторы тирозинкиназы и моноклональное антитело; в 2009 выходит mTOR-ингибитор; на следующий год был выпущен антагонист рецепторов эстрогена. Затем на протяжение 3 лет проводились новые исследования, и в 2013 году вновь появляется вариация анти-HER2 терапии: два моноклональных антитела в комбинации с химиотерапией; в 2014 году также стал доступен конъюгант: анти-HER2 моноклональное антитело плюс химиотерапия, а с 2016 появляются ингибиторы CDK 4/6 для лечения HR-положительного РМЖ. И вот совсем недавно, в 2019 году мы пришли к иммунной терапии, однако для пациенток с метастатическим трижды негативным раком молочной железы медиана общей выживаемости все еще остается на очень низком уровне».

Как заметил заведующий отделением клинической онкологии клиники Хадасса, Москва Евгений Игоревич Чичиков, что, кроме HR+ и HER2+ РМЖ, «порядка 10-15 % от всех больных РМЖ–это пациенты с трижды негативным раком молочной железы; большинство пациенток – трудоспособные девушки и женщины до 40 лет. Всегда в данном контексте нужно иметь в виду, что РМЖ с трижды негативным фенотипом -   это сложное заболевание для лечения, неблагоприятный прогноз очень распространен даже для операбельных стадий. Говоря о распространенной стадии – здесь современные достижения онкологической науки и практической онкологии не являются удовлетворительными: 5-летняя выживаемость с данным диагнозом не превышает 12%. Это критически низкая цифра по сравнению с другими видами рака молочной железы. Тем не менее, результаты фундаментального исследования, презентованные на Конгрессе Европейской Ассоциации клинической онкологии в 2020 году, продемонстрировали, что общая выживаемость у пациентов с данной формой рака молочной железы при применении химиотерапии в комбинации с иммунной терапией увеличилась на 7,5 месяцев. Однако есть риск, связанный с организацией здравоохранения в нашей стране, что препараты, входящие в данную эффективную комбинацию, могут быть не включены в списки клинико-статистических групп, что заметно может осложнить доступ пациентов к терапии». 

Продолжая тему прав пациентов с ТНРМЖ, кандидат юридических наук, доцент кафедры медицинского права Первого МГМУ им. И.М. Сеченова, генеральный директор Национального института медицинского права, руководитель Комитета по праву Ассоциации онкологов России Юлия Владимировна Павлова отметила, что конституционное право граждан на охрану здоровья реализуется через клинические рекомендации. В нашем случае есть правовая коллизия: законодатель в лице Конституционного Суда определил, что если препарат входит в клинические рекомендации, то его назначение обязательно, в то же время из-за того, что клиническая рекомендация не приведена в соответствие с реестром ЖНВЛП и списком КСГ – умирают люди. Решения Конституционного Суда свидетельствуют о том, что в правоприменительной практике выработался следующий подход: суду не важно, есть препарат в данных реестрах или нет; если профессиональное сообщество приняло решение, что препарат эффективен, то выполнение клинических рекомендаций обязательно. В противном случае – врач несет правовые риски, подпадающие под уголовную ответственность».

Подводя итог, д.м.н., профессор РАН, заместитель директора по химиотерапии ГБУЗ МКНЦ им. А.С. Логинова ДЗ Москвы Людмила Григорьевна Жукова обозначила следующие тезисы: «Трижды негативный рак молочной железы – это почти орфанное заболевание, самый редкий подтип среди всех форм рака молочной железы. Сейчас в профессиональном сообществе активно обсуждается возможность назначения пациентам с данным заболеванием иммунотерапии – нового современного варианта таргетной терапии, поскольку если мы знаем, что у пациенток ранее не было предшествующей терапии, при этом у них есть метастатическая болезнь, то только использование иммунотерапии с определенным вариантом цитостатика дает нам шанс на достижение симптоматического ответа, дает нам шанс на дополнительные месяцы до прогрессирования и в итоге месяцы общей жизни. Эти пациенты заслуживают определенного подхода, поэтому нужно начать проработку изменения системы финансирования лекарственного обеспечения, а не заниматься урезанием возможностей и включением каких-то новых лекарственных опций в клинические рекомендации. Помимо этого, сейчас во всем мире проводится большое количество клинических исследований, в которых могут принять участие и наши пациенты. Они осуществляются под наблюдением лучших экспертов, в лучших медицинских учреждениях и предполагают использование новейших препаратов, которые могут спасти жизни уже даже на этих стадиях у наших пациентов».

О заболевании

Метастатический трижды негативный рак молочной железы — это форма онкологического заболевания молочной железы, которая характеризуется тем, что на поверхности клеток злокачественного новообразования отсутствуют эстрогеновые и прогестероновые рецепторы, а также мембранный белок HER2. До недавнего времени было разработано ограниченное количество лекарственных средств (в основном это химиотерапия) для лечения данного заболевания. Тройной негативный рак молочной железы (ТНРМЖ) диагностируется в 15% случаев заболевания, однако на него приходится около 40% летальных исходов от рака молочной железы.

О компании «Рош»

«Рош» (Базель, Швейцария) — глобальная инновационная компания в области фармацевтики и диагностики, которая использует передовую науку, чтобы улучшить жизни людей. В 2019 году инвестиции компании в исследования и разработки составили 11,7 млрд швейцарских франков. «Рош» является одним из крупнейших разработчиков и производителей биотехнологических лекарственных препаратов для лечения онкологических, аутоиммунных, инфекционных и неврологических заболеваний. Компания также является одним из лидеров в области диагностики in vitro и гистологической диагностики онкологических заболеваний, а также пионером в области самоконтроля сахарного диабета. Объединение фармацевтического и диагностического подразделений позволяет «Рош» быть одним из лидеров в области персонализированной медицины. АО «Рош-Москва» представляет в России фармацевтическое подразделение компании. Работая со всеми заинтересованными сторонами, мы стремимся улучшить доступ российских пациентов к инновационным технологиям в лечении заболеваний. 27 препаратов компании входят в перечень ЖНВЛП. «Рош» вносит долгосрочный вклад в развитие медицины, науки, общественного здравоохранения и фармацевтической промышленности в России.